Низаритское исмаилитское государство

Низаритское исмаилитское государство — государство шиитских низаритских исмаилитов, также называемых фидаинами, основанное Хасаном Ибн Саббахом после взятия им под свой контроль замка Аламут в 1090 году и просуществовавшее до взятия Аламута монголами под предводительством Хулагу-хана в 1256 году.

Историческое государство
Низаритское исмаилитское государство
перс. دولت اسماعیلیان
Флаг до 1162 года Flag of Nizari Ismaili state (1162-1256).svg
Флаг до 1162 года Флаг после 1162 года
 Ziyardi Dynasty 928 - 1043 (AD).PNG
 SallaridMapHistoryofIran.png
 Flag of None.svg
 Seljuk Empire.png
Seljuk Empire.png 
Armenia, beginning of the 13th Century.png 
Mameluke Flag.svg 
Flag of the Mongol Empire.svg 
1090 — 1256
Столица Аламут
Масьяф
Язык(и) персидский (в Иране)
арабский (в Сирии)
Официальный язык персидский и арабский
Религия Низаритский исмаилитский шиитский ислам
Денежная единица динар, дирхем и фелс
Население 60 000 (XII век)
Форма правления теократия
Да'и аль-Азам
 • 1090—1124 Хасан ибн Саббах (первый)
 • 1255—1256 Рукн ад-Дин Хуршах (последний)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Государство включало в себя сеть стратегических, самодостаточных крепостей по всей Персии и Сирии, каждая из которых была окружёна враждебными государствами, в частности Сельджукской Империей. Оно было сформировано в результате религиозного и политического движения секты меньшинства низаритов, поддерживаемого анти-сельджукским населением. Низариты оказывали сопротивление численно превосходящим противникам, применяя стратегические и самостоятельные опорные пункты и нетрадиционные тактики, в частности политические убийства и психологическую войну.

Через два столетия после своего основания государство разрушалось внутренне и было уничтожено монголами. Во время Жёлтого Крестового похода они разрушили Аламут и убили многих низаритов. Множество сведений о них основаны на описаниях враждебно настроенных к ним источников, поскольку низариты были тайным обществом[1].

Название

В западных источниках это государство называется Низаритским Исмаилитским государством, Низаритским государством, а также государством Аламута. В современной научной литературе его часто называют термином Низарис (или низаритское-исмаилитское) периода Аламут. На Западе он называется как Орден Ассасинов,[2] с этнохронимом, Ассасины или Хашшашины.

Мусульманские асторы называют секту Батиния (باطنية), Талимийя (تعليمية), Исмаилийя (إسماعيلية), Низарийя (نزارية), а низаритов иногда называются оскорбительными терминами, такими как мульхид (мухид) ( малахида ملاحدة; буквально "неверный"). Оскорбительные термины хашашия (حشيشية) и хашиши (حشيشي) были менее распространены, когда-то использовавшиеся в документе Фатимидов 1120-х годов халифом аль-Амиром и поздними мусульманскими историками для обозначения низаритов Сирии и некоторых источников на прикаспийских островах Зайди для ссылки на Низаритов Персии.[3]

Низарийские монеты называют Аламут ас курси ад-дайлам (كرسي الديلم, буквально «Столица Дайлама»).[4]

История

Большинство исмаилитов шиитов за пределами Северной Африки, в основном в Персии и Сирии, пришли к тому, что признали притязания Низара ибн аль-Мустансира на Имамат, подтвержденные Хасаном Ибн Саббахом, и этот момент знаменует фундаментальный раскол между исмаилитскими шиитами. В течение двух поколений Фатимидский Халифат пострадает еще несколько раз, и в конечном итоге развалится.

После изгнания из Египта из-за поддержки Низаритов, Хасан Ибн Саббах обнаружил, что его единоверцы, исмаилиты, были разбросаны по всей Персии с сильным присутствием в северных и восточных регионах, особенно в Дайламе, Хорасане и Кухистане. Исмаилиты и другие оккупированные народы Персии разделяли чувство обиды на правящих сельджуков, которые разделили сельскохозяйственные угодья страны на икту (феодальные владения) и облагали тяжелыми налогами граждан, проживающих в нем. Сельджукские амиры (независимые правители) обычно обладали полной юрисдикцией и контролем над районами, которыми они управляли.[5] Между тем, персидские мастера, ремесленники и низшие классы становились все более недовольными политикой сельджуков и высокими налогами.[5] Хасан также был потрясен политическим и экономическим угнетением, навязанным правящим классом суннитов-сельджуков мусульманам-шиитам, проживающим по всей Персии.[5] Именно в этом контексте он начал движение сопротивления против сельджуков, начиная с поиска безопасного места, с которого можно  начать свое восстание.

К 1090 году нашей эры визирь-сельджук Низам аль-Мульк уже отдал приказ об аресте Хасана, и поэтому Хасан жил в подполье в северном городе Казвин, примерно в 60 км от замка Аламут.[6] Там он строил планы для захвата крепости, которая была окружена плодородной долиной, жители которой в основном поддерживали мусульман-шиитов, поддержку которой Хасан мог легко собрать для восстания против сельджуков. Замок никогда прежде не захватывался военными средствами, и поэтому Хасан тщательно всё планировал[6]. Тем временем он отправил своих надежных сторонников в долину Аламут, чтобы начать засеелние вокруг замка.

Летом 1090 года Хасан отправился из Казвина в Аламут по горному маршруту через Андей. Он оставался в Андее под видом школьного учителя по имени Деххода, пока не убедился, что ряд его сторонников поселились прямо под замком в деревне Газорхан или устроились на работу в самой крепости. По-прежнему замаскированный, Хасан пробрался в крепость, заработав доверие и дружбу многих ее солдат. Стараясь не привлекать внимания заморского владыки Махди, Хасан начал привлекать к своей миссии видных деятелей Аламута. Было даже высказано предположение, что собственный заместитель Махди был тайным сторонником Хасана, ожидая продемонстрировать свою лояльность в тот день, когда Хасан в конечном итоге захватит замок.[6] Крепость Аламут была в конечном счете захвачена у Махди в 1090 году нашей эры и поэтому от сельджукского контроля со стороны Хасана и его сторонников, не прибегая к насилию.[6] Жизнь Махди была спасена, и он позже получил 3000 золотых динаров в качестве компенсации. Захват Аламутского замка ознаменовал собой создание низаритского исмаилитского государства.

Под руководством Хасана Саббаха и последующих лордов Аламута стратегия тайного захвата была успешно воспроизведена в стратегических крепостях по всей Персии, Сирии и Плодородному Полумесяцу. Низариты исмаилиты создали государство несвязанных крепостей, окруженных огромными пластами враждебной территории, и управляли объединенной властной структурой, которая оказалась более эффективной, чем в Фатимидском Каире или Сельджукском Багдаде, оба из которых пострадали от политической нестабильности. Эти периоды внутренних беспорядков позволили исмаилитскому государству отдышаться от нападения и даже иметь такой суверенитет, чтобы чеканить свои собственные монеты.[6]

Крепость Аламут, которая на монетах низари официально называлась Курси ад-Дайлам (كرسي الديلم, буквально «Столица Дайлама»), считалась неприступной для любого военного нападения и была известна своими райскими садами, внушительными библиотеками, и лаборатории, где философы, ученые и богословы могли обсуждать все вопросы интеллектуальной свободы.[3]

Государственный аппарат

Иерархия (hudūd) низаритов исмаилитов была следующей:

  • Имам (امام), потомки Низара
  • Да'и ад-Ду'ат '(буквально "Da'i of the Da'is"), "Главный Да'и"
  • Даи Кабир (داعی کبیر) - «Высший Даи», «Великий Даи»
  • Даи (داعی, буквально «миссионер») - «Обычные даи», «Даи»
  • Рафик (رفیق, буквально «компаньон, помощь, попутчик»), множественное число rafīqān (رفیقان)
  • Ласик (لاصق, буквально «приверженец»). Ласики должны был давать особую клятву послушания имама.
  • Фидаин (فدائی, буквально "самоотверженный")

Имамы и даи были элитами, в то время как большинство членов общины состояло из трех последних классов, которые были крестьянами и ремесленниками.[7]

Падение

Когда монголы начали вторгаться в Иран, многие мусульмане-сунниты и шииты (в том числе выдающийся ученый Туси) нашли убежище у низаритов из Кухистана. Губернатором (мухташамом) в Кухистане был Насир ад-Дин Абу аль-Фатх Абд ар-Рахим ибн Аби Мансур, а низариты были при имаме Ала ад-Дине Мухаммеде[8].

После смерти последнего хорезмейского правителя Джалала ад-Дина Манкбурны главной целью монголов стало уничтожение низаритского исмаилитского государства и Аббасидского халифата. В 1238 году имам низаритов и халиф Аббасидов направили совместную дипломатическую миссию европейским королям Людовику IX Французскому и Генриху III Английскому, чтобы создать союз против монголов-захватчиков, но это оказалось безуспешным[9][8]. Монголы продолжали оказывать давление на низаритов Кухистана и Кумыса. В 1256 году Ала ад-Дина сменил его младший сын Рукн ад-Дина Хуршаха на посту имама Низаритов. Год спустя основная монгольская армия под командованием Хулагу входит в Иран через Хорасан. Многочисленные переговоры между низаритским имамом и Хулагу были тщетными. Видимо, низаритский имам стремился сохранить хотя бы основные опорные пункты низаритов, в то время как монголы требовали их полного подчинения[8].

19 ноября 1256 года низаритский имам, находившийся в Маймундизе, после ожесточенного конфликта сдал замок монголам. Аламут пал в декабре 1256 года, а Ламбсар пал в 1257 году, Гирдкух оставался непокоренным. В том же году каган Монгольской империи приказал убить всех исмаилитов-низаритов Персии. Сам Рукн ад-Дин Хуршах, который отправился на материковую Монголию, чтобы встретиться с Мунке, был убит его личной монгольской охраной там же. Замок Гирдкух окончательно рухнул в 1270 году, став последним оплотом низаритов в Персии[8].

Таким образом, централизованное правительство низаритов было разрушено, и сами низариты были либо убиты, либо покинули свои традиционные места обитания. Многие из них мигрировали в Афганистан, Бадахшан и Синд. Мало что известно об истории исмаилитов на этом этапе до тех пор, пока два столетия спустя они снова не начали расти как рассеянные общины под региональными да’и в Иране, Афганистане, Бадахшане, Сирии и Индии[8].

Вера

Лидеры и Имамы

Даи, которые правили в Аламуте

Скрытые Имамы в Аламуте

  • Имам Али аль-Хади ибн Низар (علي الهادي بن نزار)
  • Имам аль-Мухтади ибн аль-Хади (Мухаммед I) (المهتدی بن الهادي)
  • Имам Аль-Кахир ибн аль-Мухтади би-Кватуллах / би-Ахкамиллах (Хасан I) (القادر بن المهتدي بقوة الله / بأحكام الله)

Имамы, которые правили в Аламуте

В Леванте Рашид ад-Дин Синан объявил независимость Масьяфа от Аламута, основав отдельное государство в Сирии.

Военная тактика

Замки

Всего в государстве было около 200 крепостей. Самым важным был замок Аламут, резиденция шейха. Самым большим замком был замок Ламбасар со сложной и высокоэффективной системой водохранилища. Самой важной крепостью в Сирии был замок Масьяф, хотя замок Кахф был, вероятно, главной резиденцией сирийского лидера исмаилитов Рашида ад-Дина Синана[6].

Естественные географические особенности долины, окружающей Аламут, в значительной степени обеспечивали оборону замка. Расположенная на вершине узкой скальной базы примерно в 180 метрах над уровнем земли, крепость не может быть захвачена прямым нападением. На востоке долина Аламут граничит с горным хребтом Аламкух (Трон Соломона) между которыми протекает река Аламут. Западный вход в долину узкий, защищенный скалами высотой более 350 метров. Ущелье, известное как Ширкух, находится на пересечении трех рек: Таликана, Шахруда и Аламута. В течение большей части года бурлящие воды реки делали этот вход почти недоступным. До Казвина, ближайшего к долине города по суше, можно добраться только по недостаточно развитой тропе мулов, по которой присутствие врага может быть легко обнаружено по пылевым облакам, возникающим при их прохождении[6].

Военный подход низаритского исмаилитского государства был в значительной степени оборонительным, со стратегически подобранными местами, которые, по-видимому, избегали конфронтации, где это возможно, без гибели людей[6]. Но отличительной чертой исмаилитского государства Низари было то, что оно было разбросано по всей Персии и Сирии. Поэтому замок Аламут был лишь одним из узловых пунктов во всех регионах, где исмаилиты могли при необходимости отступить в безопасное место. К западу от Аламута в долине Шахруд, главная крепость Ламасар послужила лишь одним из примеров такого отступления. В контексте своего политического восстания различные пространства военного присутствия исмаилитов приняли имя дар аль-хиджра (место убежища). Понятие дар аль-хиджра берет свое начало со времен пророка Мухаммеда, который вместе со своими сторонниками бежал от жестоких преследований в безопасное убежище в Ятрибе[10]. Таким образом, Фатимиды нашли свою дар-аль-хиджру в Северной Африке. Также во время восстания против сельджуков несколько крепостей служили убежищами для исмаилитов.

 
Аламут-твердыня ассасинов, столица низаритского исмаилитского государства
 
Масьяф-главная крепость ассасинов в Сирии

В середине 12-го века ассасины захватили или приобрели несколько крепостей в горной цепи Нусайрия в прибрежной Сирии, в том числе Масьяф, Русафа, Аль-Кахф, Аль-Кадмус, Хаваби, Сармин, Кулия, Улайка, Маника, Абу Кубайс и Джабал аль -Суммак. По большей части ассасины сохраняли полный контроль над этими крепостями до 1270–73 годов, когда их захватил султан мамлюков Байбар. Большинство из них были впоследствии демонтированы, а те, что в Масиаф и Улайка, были позже восстановлены[11]. С тех пор исмаилиты сохраняли ограниченную автономию над этими бывшими цитаделями как верные подданные мамлюков[12].

Убийства

Для достижения своих религиозных и политических целей исмаилиты использовали различные средневековые военные стратегии. Визитной карточкой исмаилитов был метод убийства наиболее опасных лидеров противника. Убийства, как правило, совершались в общественных местах, пугая других возможных врагов[5]. На протяжении всей истории многие группы прибегали к убийствам в качестве средства достижения политических целей. У исмаилитов эти задания выполнялись подготовленными убийцами, называемых фидаи (فدائی, «преданный»; множественное число فدائیون fidā’iyyūn). Убийства были направлены против тех, чье уничтожение было наивыгоднейшим для защиты исмаилитов, против тех, кто совершил массовые убийства общины[6]. Первым случаем убийства в попытке установить государство низаритов-исмаилитов в Персии считается убийство визиря сельджуков Низама аль-Мулька[6]. Осуществлено человеком, одетым как суфий, чья личность остается неизвестной. Открытое убийство визиря в суде сельджуков было выгодным с точки зрения создания атмосферы ужаса перед неуловимыми убийцами. Возможности фидаев были значительно преувеличены воображением противника, что помогало низаритам в защите их изолированных владений без больших военных сил[6]. Сельджуки и крестоносцы также использовали политические убийства, но во времена деятельности Аламута почти любое убийство политического значения на исламских землях было приписано исмаилитам[13].

Ножи и кинжалы использовались, как для непосредственного уничтожения цели, так и для предупреждения. Нож вонзался в подушку жертвы, чтобы показать её уязвимость перед фидаинами.

См. также

Ссылки на источники

Примечания

  1. Bressler, Richard, author. The thirteenth century : a world history. — ISBN 978-1-4766-7185-7, 1-4766-7185-0, 2018035317.
  2. Rossabi, Morris. The Mongols : a very short introduction. — Oxford University Press, 2012. — ISBN 978-0-19-984089-2, 0-19-984089-X, 2011041803.
  3. 1 2 Daftary, Farhad. The Ismāʻı̄lı̄s : their history and doctrines. — Cambridge University Press, 1992. — ISBN 0-521-42974-9, 978-0-521-42974-0, 0-521-37019-1, 978-0-521-37019-6.
  4. Peter Willey. Eagle'S Nest : Ismaili Castles In Iran And Syria.. — I.B. Tauris in association with the Institute of Ismaili Studies, 2005. — ISBN 1-282-52713-4, 978-1-282-52713-3.
  5. 1 2 3 4 Farhad Daftary. A Short History of the Ismailis. — Edinburgh University Press, 1998-06-01. — ISBN 978-0-7486-0904-8.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Willey, Peter. Eagle's Nest : Ismaili Castles in Iran and Syria.. — I.B. Tauris, 2014. — ISBN 978-0-85771-225-7, 0-85771-225-X.
  7. Petrushevsky, I. P. Islam in Iran. — State University of New York Press, 1985. — ISBN 0-88706-070-6, 978-0-88706-070-0.
  8. 1 2 3 4 5 The study of the Ismailis // Ismaili History and Intellectual Traditions / Daftary Farhad. — Milton Park, Abingdon, Oxon: Routledge, 2018. |Includes bibliographical references and index.: Routledge, 2017-08-07. — С. 45–62. — ISBN 978-1-315-26809-5.
  9. The Crusades and the Military Orders: Expanding the Frontier of Medieval Latin Christianity. In Memoriam Sir Steven Runciman (1903-2000). Zsolt Hunyadi , József Laszlovszky // Speculum. — 2003-04. — Т. 78, вып. 2. — С. 649–649. — ISSN 2040-8072 0038-7134, 2040-8072. — doi:10.1017/s0038713400169866.
  10. Hodgson, Marshall G. S. The secret order of assassins : the struggle of the early Nizârî Ismâʻîlîs against the Islamic world. — Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 2005. — ix, 352 pages с. — ISBN 0-8122-1916-3, 978-0-8122-1916-6. Архивная копия от 20 июня 2020 на Wayback Machine
  11. Raphael, 2011, p. 106.
  12. Daftary, 2007, p. 402.
  13. Dashdondog, Bayarsaikhan. The Mongols and the Armenians (1220-1335). — Brill, 2010. — ISBN 978-90-04-18635-4, 90-04-18635-2, 2010042551.
Original: Original:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B8%D1%81%D0%BC%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE